Новини

Головна Новини Професійний погляд Если ситуация в стране не будет ухудшаться, то классический страховой рынок снизится примерно на 10-12%

Если ситуация в стране не будет ухудшаться, то классический страховой рынок снизится примерно на 10-12%

08.10.2014
Гарри Андреасян, генеральный директор СК «Allianz Украина»
07.10.2014 Мой страховой агент

- Каких результатов работы страхового рынка вы ожидаете по итогам года?
 
- Если ситуация в стране не будет ухудшаться, то классический страховой рынок снизится примерно на 10-12%. Уже сейчас очевидно, что положительный эффект от девальвации закончился, а страхового бизнеса на востоке нет. Результаты рынка в июле были хуже, чем в предыдущие месяцы. Динамика падения  растет ежемесячно. Но подчеркиваю, что речь идет только классическом рынке. Как поведет себя схемный рынок и каким будет общий объем привлеченных премий, мне сказать сложно.

- По итогам полугодия крупные иностранные компании, с западным капиталом, наращивали свою долю на рынке. Сейчас эта тенденция сохранилась?
 
- Да, большинство страховщиков с западным капиталом наращивают объем привлекаемых премий. Совокупный рост этих СК оказался наибольшим среди основных сегментов. Практически у всех ведущих игроков был двузначный рост премий. Да и в целом топ-10 компаний по итогам полугодия потеряли всего 4-5% премий, в то время как весь классический рынок просел примерно на 15%. При этом российские бренды теряют свои позиции. У компаний с украинским капиталом если и есть рост, то незначительный.
 
- За счет чего растут эти компании?
 
- Частично – за счет перераспределения рынка. На страховании, как и на многих других отраслях, сказался бойкот российских товаров и компаний. Кроме того, в этом году ряд СК покинули рынок ОСАГО, в результате чего их клиенты вынуждены были искать себе новых партнеров. Но основную роль, по моему мнению, сыграла девальвация гривны. Она оказалась на руку страховщикам, у которых большие портфели КАСКО. Премии по этому виду страхования сразу же выросли на  уровень девальвации – пропорционально стоимости автомобилей. И даже с учетом того, что в штуках количество договоров не росло, а то и уменьшалось, общие премии по КАСКО все равно росли. Также от девальвации выиграли компании, которые работают с «зеленой картой» и другими видами страхования, где стоимость услуг привязана к иностранной валюте.
 
- В каких еще сегментах ощутимо влияние девальвации?
 
- Больше нигде. Косвенно девальвация гривны повлияла на премии по ДМС. Я бы сказал, что стоимость ДМС больше зависит не от девальвации гривны, а от инфляции. В страховом тарифе по ДМС есть несколько составляющих – услуги медучреждений и ассистирующих компаний, медикаменты, прочее. Прямая привязка к валюте есть только в одной из них – в медикаментах, и то только если они импортного производства. Что касается услуг медучреждений, то далеко не все клиники сразу повысили стоимость услуг. Они постепенно все-таки повышают тарифы, и это, безусловно, рано или поздно отразится на стоимости страховых услуг. Но резкого роста цен (на 50%) не будет. Этот вид страхования и так не дешевый для населения, поэтому СК будут очень взвешенно подходить к вопросу повышения тарифов. Насколько мне известно, некоторые СК и ассистирующие компании, чтобы избежать пересмотра цен на ДМС, по просьбе клиентов уже перешли на отечественные аналоги лекарственных препаратов.
 
- Сейчас уже очевидно, что быстрого разрешения конфликта на востоке страны не будет. Критичны ли потери страховщиков в этом регионе?
 
- Суммарно на долю Донецкой и Луганской областей приходилось порядка 11% от общего объема премий. Критично или нет – зависит от того, сколько бизнеса было у той или иной компании в этих областях.
 
- Но ведь эти области частично все же остаются под контролем украинских властей…
 
- Да, но, как правило, филиалы, которые управляют бизнесом во всём регионе, находятся непосредственно в Луганске и Донецке. И если они не работают, парализованы все продажи в этой части страны. Насколько мне известно, в самом Донецке сейчас работают те, кто сумел договориться с представителями террористического объединения ДНР. Но я не знаю ни одной классической страховой компании, которая бы пошла на это. Даже СК «АСКА», которая всегда базировалась на востоке стране, перенесла центральный офис из Донецка в Киев. Новые договора в этих регионах не заключаются. Риски на востоке частично страхуются из Харькова, Днепропетровска или Киева. Как правило, страхуются объекты, которые контролируются украинскими властями, или же объекты, которые являются частью имущественного комплекса крупного предприятия с активами по всей территории страны. При этом страховщики вместе с клиентами определяют условия, при которых страхование возможно. Например, страхуется одна лишь «коробка», а оборудование завода клиент вывозит или оставляет на свой страх и риск. Поэтому можно сказать, что часть бизнеса на востоке все-таки сохранилась, но это очень маленькая его часть – не более 15-20%.
 
- Условия страхования объектов, которые расположены в Луганской или Донецкой областях, изменились?
 
- Как правило, нет. Разве что некоторые страховщики ввели франшизу. У нас нет специального андеррайтинга для страхования объектов на востоке страны. Мы или берем на себя эти риски или нет. Военные риски и риски терроризма не покрываются стандартными договорами страхования – этого достаточно. Исключать или наоборот включать в договора какие-то дополнительные пункты совершенно бесполезно. Даже если ты с клиентом на стадии заключения договора проговариваешь все исключения, то при наступлении события, которое не является страховым, достичь понимания зачастую бывает очень сложно. Самое главное для нас – выяснить, какие меры клиент принял, чтобы обезопасить себя, и насколько эти меры эффективны. Если нас все устраивает, мы можем заключить договор страхования.
 
- Часто ли клиенты обращаются с просьбой застраховать от военных действий или террористических актов?
 
- Сейчас довольно часто. Но уже поздно. Такие риски на себя брать никто не будет.
 
- А если речь идет о прилегающих к зоне АТО регионах. Тоже отказываете клиентам?
 
- На самом деле эти риски всегда рассматривались индивидуально. Индивидуально определяется и стоимость таких рисков. Но к ним сейчас стали по-другому относиться перестраховщики: они чаще отказывают, повышают цены. Как правило, мы идем навстречу клиентам, с которыми мы уже давно работаем и которых знают наши партнеры-перестраховщики.
 
- В этом году временная администрация введена почти в 20 банков. Сталкивалась ли ваша компания с проблемами при возврате средств из проблемных кредитных учреждений?
 
- Да, часть наших денег зависла в Банке Форум. Причем это была большая случайность. Наша компания забрала депозиты из этого банка, как только была закрыта сделка по его продаже немецким Commerzbank украинским собственникам. Уже тогда мы посчитали, что уровень безопасности стал ниже допустимого. При этом в Банке Форум у нас были открыты валютные счета для оплаты услуг перестраховщиков. Был утвержден график платежей, оставалось перечислить последний, поэтому не стали ничего предпринимать. И именно эта часть суммы зависла на промежуточном счете. Но потери там несущественные, и от текущей, а не инвестиционной деятельности.
 
- Как изменилась ваша инвестиционная политика?
 
- В нашей компании она и раньше была довольно консервативной. Все решения принимаются инвестиционным комитетом и согласовываются с риск-менеджером здесь, в Украине, а потом утверждаются с головным офисом в Мюнхене. Мы всегда размещали средства в банках с международным рейтингом и отдавали предпочтение надежности, а не более высоким ставкам. В декабре прошлого года мы еще больше ужесточили требования к банкам-партнерам. У нас есть обязательства перед клиентами, поэтому гарантия сохранности средств значит гораздо больше, чем доходность.
 
Беседовала Виктория Руденко

КОМЕНТАРІ (0)