Новини

Головна Новини Новини Федерації Страхование жизни не может развиваться без инвестиций - глава объединения "Платформы-Life-страхования" Нина Гузей

Страхование жизни не может развиваться без инвестиций - глава объединения "Платформы-Life-страхования" Нина Гузей

17.01.2020

- Рынок страхования жизни, являющийся во всех развитых странах одним из основных инвестиционных инструментов, в Украине незаслуженно забыт. Недавно было заявлено о создании объединения "Платформа Life-страхования". Кто инициатор этой идеи?

- Идея создания платформы страхования жизни возникла давно, еще в 2015 году, когда я возглавляла компанию Aegon Life Ukraine. Сначала мы, страховщики, работающие на этом рынке, собирались, чтобы обсудить текущую ситуацию на нем и его развитие. Тогда и возникло желание консолидировать свои усилия, поскольку традиционно лайфовые страховые компании находились в разных страховых ассоциациях и не могли отстаивать свои позиции из-за незначительного представительства в этих ассоциациях.

Сначала мы начали объединяться неформально по отдельным вопросам, поименно подписывая обращения или инициативы. Но позже поняли: когда пишешь письмо и даже говоришь, что нас там более 90%, с тобой все равно не хотят работать, поскольку ты представляешь интересы какой-то компании, а не объединение.

Так случилось, что компания, где я работала, ушла с рынка страхования жизни в Украине, и я на какое-то время осталась без работы. Мы с коллегами вновь встретились и мне предложили возглавить объединение активных участников. Было принято решение объединиться для совместной работы. В то же время было и понимание, что создавать ассоциацию с нуля, с поиска помещения, людей нецелесообразно ни финансово, ни имиджево. Мы все-таки были за объединение, а не снова делать свою "маленькую республику". Поэтому и было принято решение объединиться на базе одной из профессиональных страховых ассоциаций. Ею оказалась "Украинская федерация страхования", которая нас тепло приняла. Был найден формат сотрудничества, и мы начали работать как "Проект ЖИЗНЬ".


- Существуют ли основные требования к участию в вашем объединении?

- Главное условие, о котором мы договорились на начальном этапе, это полное раскрытие информации. То есть, мы раскрывали владельцев компаний, капитал компании и делимся отчетностью даже более подробной, чем это происходит в рамках Нацкомфинуслуг. Для меня это было очень важно, потому что если говорить о стабильности компании, необходимо смотреть полную отчетность, а не ту, которую страховщик предоставляет регулятору, так как она не дает полной картины. И я как руководитель этого объединения с опытом финансового директора понимаю, что для участника и для потребителя важно, действительно ли компания имеет активы или это что-то "надутое", и ее готовность к выполнению своих обязательств подтверждена финансово.

Сейчас в наше объединение входит десяток компаний, мы готовы принимать других лайфовиков, но на данный момент к нам никто не обращался, а мы эту возможность сами не очень предлагаем. Никакой обязательности, мы работаем на благо рынка страхования жизни консолидированной группой активных его игроков.

На участников нашего проекта сейчас приходится от 92% до 94% страховых премий, 96% страховых резервов и 97% страховых выплат рынка страхования жизни.

У нас есть и украинские, и международные компании, есть крупные компании и маленькие.

Для меня лично это была ключевая позиция: у нас нет тех, кто доминирует или устанавливает свои правила. Даже при публикации информации мы размещаем компании не по размеру резервов или объему премий, а по алфавиту. Потому что каждая компания имеет свою стратегическую миссию или свой стратегический план на определенный период. Они могут меняться, но главное наше правило - мы работаем честно, заинтересованы в прозрачном рынке и готовы раскрывать объем наших активов и обязательств, выполнять наши обязательства перед клиентами. Мы отстаиваем прозрачное ведение бизнеса и заинтересованы в развитии этого рынка как такового.


- Почему, по вашему мнению, популярное во всем мире лайфстрахование в Украине не развивается?

- Хороший вопрос. Я долго думала над этим. Иногда мне казалось, что мы, лайфовики, в этом тоже виноваты. Но одна из основных причин состоит в том, что наши власти никогда не мыслили длинными периодами. Они все работают на коротком забеге - до пяти лет. Им нужно решить вопросы сегодня с пенсионерами, субсидиями и т.д. А время, когда нужно было думать стратегически, уже перезрело. Потому что, если бы наши власти думали стратегически, в том числе и над тем, как привязывать работника к работодателю, как обеспечить достойную старость, улучшить качество образования и прочее, мы бы сегодня не имели колоссального оттока рабочей силы за рубеж, мы бы не имели той проблемы, которую имеем с пенсионерами.

Потому что не миллион застрахованных было бы в лайфе, а намного больше, и сегодня бы уже кто-то получил выплаты по дожитию. И часть средств, которые вносятся в Фонд социального страхования и уходят непонятно куда и кому, увеличили бы кому-то пенсию или были бы реальной помощью человеку при заболевании или несчастном случае. Мы бы выплачивали совершенно другие сумы за другие деньги. Тогда бы это была популяризация рынка страхования жизни и вместе с тем действительно социальная программа для государства и его граждан.


- Ваше объединение подготовило Стратегию развития лайфового рынка до 2040 года. Почему взят такой большой срок?

- Наша стратегия - это большой документ. Даже презентация более чем на 340 страниц. Такой мы ее сделали целенаправленно, потому что lightte version была бы непонятной и это были бы просто лозунги для кого-то. Она построена таким образом, что сначала идет объяснение, почему мы в таком состоянии, затем какими мы можем быть и что для этого нужно сделать.

И если наш новый регулятор смотрит в перспективу, и я на это надеюсь, то он должен знать: существует рынок, который мыслит длительными категориями. Потому что у нас средний накопительный договор - 17-20 лет. Как мы можем мыслить пятилетним сроком?

В любом случае мы сегодня даем клиенту гарантию, что он получит свою выплату через 20 лет. А те, кто был застрахован, когда страхование жизни зарождалось в начале двухтысячных, сейчас эти деньги получают.

Стратегия что предлагает? Это выход из этой создавшейся ситуации, какие нужно совершать шаги и, чего мы хотим достичь.


- В чем суть стратегии?

- Стратегия заключается в том, что она ставит маячки, по которым мы следуем, при этом определяется условие, при котором мы можем дойти до следующего этапа. Если оно не будет выполнено, мы можем остаться там, где есть. Мы будем продолжать расти. Вроде, как и темпы хорошие, и, по сообщению Нацкомфинуслуг, мы - один из самых быстро растущих рынков в мире. Однако этот рост нестабильный, а скорее, как качели: растет банкашуранс - рынок подрос, снизилось кредитование - рынок упал. Хотя накопительная составляющая страховых премий растет стабильно - от 15% до 20% в год.

Очень четко просматривается влияние кризисов в стране на состояние рынка. Кризис в стране, особенно политический, даже не экономический, дает такой посыл людям "ой-ой, компания еще жива, нужно забрать деньги ". И вот тогда идет всплеск расторжения договоров и рост выплат по выкупным суммам.

На нашем рынке такой всплеск был зафиксирован в 2014 году. В последние три года размер выплаченных выкупных сумм хоть и увеличивается, но в количественном измерении он падает. Это свидетельствует о том, что договора страховании жизни расторгаются меньше, чем раньше, а значит, наш клиент подходит к страхованию жизни более осознанно. А вот размер выплаты по дожитию постоянно растет, поскольку начался период первых выплат по договорам со сроком действия 10-20 лет. Мне известны компании, которые активно начали работу в 1998 году. Они уже выплачивают и у них есть выплаты и по миллиону гривень, и по два...


- Какой первый маячок вы ставите?

- Первый маячок - это 2025 год. К этому времени, во-первых, рынок должен стать публичным, то есть должен избавиться от тех, кто занимается не совсем страховыми услугами. Во-вторых, компании должны быть докапитализированы, и у них должны быть качественные активы.


- То есть, акционеры должны вложить?

- Да. Компании должны соответствовать требованиям 850-го распоряжения Нацкомфинуслуг. Требования к размеру капитала вводятся поэтапно до середины следующего года.

Акционеры должны показать готовность развивать этот бизнес. Они должны понимать: страхование жизни без инвестиций не может развиваться. То есть, сначала нужно вложить деньги для получения будущей прибыли.


- Вы располагаете информацией о готовности акционеров вкладывать средства, даже иностранных крупных?

- Нет, я не располагаю, но, во-первых, иностранные игроки практически все выполняют требования. То есть, даже если кому-то нужно внести средства, то это несущественные деньги, которые будут сдерживать акционеров. По моим данным, акционеры украинских компаний, которые заинтересованы в этом бизнесе и видят в нем перспективу, будут докапитализовать свои СК.

Сейчас не время убивать лайф, потому что мы ожидаем новый закон о страховании, который кардинально поменяет подходы к страхованию жизни. Уже не будет вида страхования жизни, а будут классы страхования. И тогда лайфстрахование получит те классы, которые будут пересекаться в лайфе и нонлайфе.

Это первое. Второе - это будет инвестстрахование. Может, не сегодня, поскольку у нас слабый фондовый рынок, но в перспективе это все равно очень важно.

Кроме того, лайф может продвигать непрерывное страхование здоровья (health) , потому что только у нас есть андерайтиенговые службы, есть медицинское анкетирование, оценка рисков, работа со статистическими данными и прочее.

Если говорить о готовящемся законопроекте, о посредниках, то мы его поддерживаем. Да, мы понимаем: это будет сложно, но мы поддерживаем это. Именно потому, что мы хотим развеять мифы о полчищах диких агентов. Те MLM-структуры, которые работают, готовы войти в реестр, обучаться и отчитываться. Потому что они работают качественно, и я из своего опыта могу сказать, что качество страхового портфеля было одинаковым хоть в собственной сети, хоть в MLM-структурах. Просто у продавцов не должно быть возможности для схем. Тех, кто "практикует со схемами", немного, но они иногда делают погоду в доме. Доля MLM в страховании жизни примерно 50%.

Кроме того, у нас как-то сложилось, что рынки вместо того, чтобы совместно продвигать какие-то реформы, воюют друг с другом. НПФы воюют с лайфовыми компаниями. Зачем вы воюете? У НПФ 2,5 млрд активов, у лайфа - 10 млрд, и не нужно доказывать, что лучше и что честнее. Работайте, возможности огромные. Банки, к примеру, борются за нулевую ставку налогообложения процентов от депозитов. И тут должна быть четкая государственная программа. Равные инструменты для инвестирования должны иметь равные подходы к налогообложению.

У тебя есть долгосрочное накопление? Оно льготное? Хорошо, предоставь такую же льготу банку для 5-10-летних депозитов. Если у НПФ налогообложение инвестдохода, то пусть это будет налогообложение инвестдохода, а не страховой выплатой, как в это в лайфе сейчас. Государство должно понимать: подходы должны быть равные. Мы все - равные игроки, просто каждый делает свое дело и занимает свою нишу.

Если у меня есть мечта поехать на Мальдивы, я три года коплю деньги в банке. Если хочу хорошую пенсию, буду 30 лет копить в пенсионном фонде, если нужно собрать деньги на обучение ребенка - 15 лет в страховой компании. Это нормально: каждый инструмент выполняет свою функцию.

Поэтому лично я считаю, что в каком-то смысле моя миссия сейчас, на этом этапе – покончить с межотраслевыми войнами, которые ничего не дают, а только мешают развиваться рынкам. Мне неизвестно, как на это смотрят игроки разных рынков, но я верю - это можно прекратить.


- Каким образом?

- Больше коммуникаций, больше открытости, больше использования международного опыта и мы это сможем поломать. Первое: гармонизация системы налогообложения, как на этапе накопления, так и на этапе получения дохода. Второе: государственная поддержка целостной финансовой системы, а не отдельных игроков на этом рынке.


- Это то, что касалось маячка 2025 года, а чего следует достичь к 2040-му?

- Следующий маячок - это 2035 год, затем – 2040-й. Что мы видим в долгосрочной перспективе? Во-первых, повышение финансовой грамотности. Мы хотим, чтобы при помощи государства, в том числе, поменялось отношение населения в стране к накоплениям. Необходимо уйти от того, когда каждый ждет, что о нем позаботится государство. Это пережиток социализма. Люди должны меняться. Государство должно избавиться от тотального патернализма, который высоко культивируется в нашем обществе.

К началу следующего этапа планируем, что рынок будет чистый, прозрачный, с равными правилами игры, будут приняты законы, которые эффективно заработают, и наша дальнейшая миссия - просто его развивать и быть достойным источником "длинных" денег, которые так нужны банковской системе, бизнесу, экономике.

Мы ратуем за выпуск долгосрочных облигаций - не на 3-5 лет под высокие ставки, а на 10 лет и выше. Мы говорим о готовности через пять лет, когда наши резервы станут еще мощнее, инвестировать в долгосрочные проекты, понятно, прибыльные. Нам нужно зарабатывать для клиентов и для собственников компаний. Почему бы, например, компании по страхованию жизни не быть собственником земельного участка в доле какого-то агрохолдинга? Или вложиться в какие-то облигации или акции автобана, которые стабильно приносят прибыль? Или другие перспективные проекты

Для того, чтобы экономика работала, нам нужна поддержка первые пять лет. Чтобы мы могли активно двинуться вперед.


- Как сейчас обстоят дела с корпоративным страхованием?

- К настоящему времени оно составляет менее 3% от общих страховых премий. Причина столь низкого показателя - в решении, принятом в 2011 году путем каких-то манипуляций с законодательством. Когда премии по договорам страхования жизни, заключенным в пользу работника, отнесли к фонду заработной платы с налогообложением по единому социальному взносу, это полностью остановило корпоративный бизнес. Как только для добровольного медицинского страхования эта норма была изъята, рост премий по этому виду страхования достиг 40% . Как только для лайфа это ограничение ввели, рынок упал в пять раз.

Мы боремся с этим. На наши предложения изменить подходы к налогообложению личных видов страхования нам ответили, что государственный бюджет потеряет 15 млн грн в год. А сколько долгосрочных денег можно получить в виде страховых резервов, в виде рабочей силы, которая, получив социальные льготы и выплаты за счет страхования, передумает ехать в Польшу или другие страны на работу? И вот мы опять возвращаемся к вопросу долгосрочного планирования в масштабах страны.

 

КОМЕНТАРІ (0)