Новини

Головна Новини Новини Федерації Первые «ласточки»

Первые «ласточки»

11.01.2012
Павел Нельга, председатель правления страховой компании «Украинская страховая группа» (УСГ), прошел огонь, воду и медные трубы. Успешно завершив сделку по продаже компании в феврале 2008 года (62% акций УСГ перешли из рук народного депутата от Партии регионов Василия Горбаля к австрийской Vienna Insurance Group), он сумел, несмотря на кризисные годы, сделать бизнес прибыльным. Нельга, победивший в номинации «Доверие», рассказал «Эксперту» о сегодняшней ситуации на страховом рынке, своем отношении к рейтингам и о том, как на рынок попадают «схемные» страховые компании.

 Насколько вы доверяете рейтингам, присваиваемым специализированными рейтинговыми агентствами?

— Они вызывают не только у меня, но и у всего рынка много вопросов. В первую очередь потому, что мы говорим о рейтингах инвестиционного уровня. Но при этом украинские страховщики не являются участниками фондового рынка, и их акции не котируются на биржах. Соответственно, непонятен смысл этого рейтинга, его польза и информативность.

 С вашей точки зрения, какой рейтинг более объективен и красноречив с позиции клиента?

— Тот, который отражает финансовую устойчивость и стабильность страховой компании (СК). Для клиента самое главное — ее платежеспособность, то есть выполнение взятых на себя обязательств. А также уровень и качество менеджмента, бизнес-процессов в компании, которые непосредственно влияют на скорость страхового возмещения, на желание компании платить в полном объеме и своевременно.

 Зачем тогда страховые компании стремятся получить инвестиционные рейтинги?

— Думаю, что это своего рода реклама и следование мировым традициям. А если учесть, что стоимость такой оценки в украинских рейтинговых агентствах сравнительно невелика, то для средних и крупных компаний заказ такого рейтинга необременителен.

 Сколько стоит рейтинг от украинского рейтингового агентства?

— Колеблется в пределах 30–50 тысяч гривен.

 На что же обращать внимание клиенту в первую очередь? Особенно тому, который слабо понимает в финансах?

— Я выделил бы пять критериев. Первый  место компании по объему платежей среди других страховщиков. Второй  наличие региональной сети, что особенно важно для розничного страховщика. Третий профессионализм менеджмента. Четвертый  насколько представленные данные полностью характеризуют компанию в глазах клиента. Пятый  открытость собственников, а также связаны ли они со страховым рынком, какова их репутация.

 Многие компании оперируют показателем уровня выплат. Насколько он  важен для оценки?

— В первую очередь должен насторожить низкий уровень выплат, меньше 30–35 процентов. Он означает, что компания практически не мотивирована на возмещения, либо она не работает на классическом сегменте рынка. Всё, что выше 35 процентов, говорит о платежеспособности компании. Причем даже если уровень выплат достигает ста процентов, это не значит, что компания находится в зоне риска и работает нерентабельно. Ведь не стоит забывать о перестраховании. Поэтому, оценивая уровень выплат, нужно вычитать из него долю перестраховщиков, соотнося показатель нетто-выплат, отнесенных к нетто-премиям. Это и покажет реальную картину. Проблема лишь в том, что показатель «нетто» публично не афишируется, поскольку именно он отражает реальную платежную дисциплину в компании.

 Ваша компания им тоже не пользуется?

— В определенных кругах, разумеется, мы его не скрываем. Но в большинстве случаев найти его в открытом доступе невозможно. Хотя у классических компаний брутто-выплаты и нетто-выплаты почти не отличаются: разница составляет не более 10–15 процентов.

Открытый доступ

 Как надвигающаяся волна нового финансового кризиса отразилась на рынке страхования?

— Страховой рынок еще не ощутил влияние кризиса и его последствия. Самым тяжелым будет 2012 год.

 Почему?

— С 2008 года на рынке почти ничего не изменилось. Да, обанкротилось несколько компаний: «Гарантия», «Страховые традиции» и «Вексель». Но глобального очищения рынка не было, равно как и переоценки ценностей. Не поменялось ни фискальное, ни страховое законодательство. Приток страховых премий обеспечивали в основном заемщики, которых становится всё меньше, а обязательства у страховых компаний остались. Поэтому борьба за каждого клиента просто сумасшедшая. Так что очередная волна кризиса, ожидаемая в 2012 году, неминуемо отразится на страховом рынке.

Я говорю о банкротствах не только незначительных игроков рынка. Страховая компания может потенциально быть банкротом очень долго, не создавая при этом проблем рынку.

 А что, МТСБУ не может влиять на ситуацию, хотя бы в пределах своего узкого сегмента?

— У бюро очень мало возможностей для санкций, хотя все мы понимаем, что как минимум 50 из 85 членов МТСБУ  потенциальные банкроты. Это люди, которые пришли украсть денег, разворовать резервы и уйти с рынка.

 А как такие компании попали на рынок?

— Наше законодательство в части оценки платежеспособности более чем либерально. Да, есть какие-то критерии, но они попросту смешны. Вот и получается, что на рынок легко приходят компании, у которых капитал сформирован бивнями мамонта, танком, доменной печью или мусорными акциями. И хотя у компании «живых» денег от силы сто гривен, по законодательству она считается платежеспособной. И юридических оснований отказать ей в допуске на рынок нет. Самое грустное, что у Национальной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку нет инструментария, который помог бы очиститься рынку.

 Каким образом существует такой страховщик?

— Судите сами: на компанию нет жалоб, поскольку выплаты такая компания попросту не осуществляет. Основные нормативы она выдерживает, выполняет какие-то мнимые обязательства, и у Нацкомиссии нет оснований отозвать лицензию. При этом кэптивного страховщика можно сделать самым платежеспособным и лучшим на рынке и прогонять через него любые схемы: вывести деньги в офшор или отмывать через перестрахование, платить фиктивные страховые возмещения.

 И сколько таких компаний у нас на рынке?

— Из зарегистрированных около 450 страховщиков реальными операторами являются не более полусотни компаний. Все остальные — или «схемщики», или имеют «мертвые» лицензии, за которыми ничего нет.

Шепот в кулуарах

 Австрийские акционеры, судя по всему, уже в курсе ваших пессимистичных ожиданий. Как они реагируют на такие прогнозы?

— Компания прибыльна, и это главное. Тем не менее акционеры осознают, что происходит на рынке, разделяют мои опасения, поэтому планы на будущий год консервативны.

 В чем выражается консервативный подход?

— Наша задача — удержать прибыльность. Следовательно, все шаги будут направлены на оптимизацию деятельности УСГ и сокращение расходов.

В первую очередь речь идет о закрытии непрофильных направлений и неприбыльных видов бизнеса. Например, страхование обязательной гражданско-правовой ответственности владельцев автотранспортных средств для нас убыточно. И если мы не увидим роста спроса на этот продукт, то перестанем стимулировать его продажи. Да, отказаться от «автогражданки» мы не можем, но в самом худшем случае компания будет продавать ОСГПО только тем клиентам, которые будут покупать КАСКО.

 А офисная сеть не будет сокращаться?

— Мы не исключаем такой вариант. Сегодня у нас 125 подразделений по всей Украине, и теоретически их количество может сократиться на 10–15 процентов. Конечно, уйти из областного центра мы себе позволить не можем, даже если офис там убыточен. Но в более мелких населенных пунктах при нерентабельности этот вариант работает.

 В кризис по страховым компаниям пронеслась волна сокращений. Коснулось ли это УСГ?

— Да, безусловно. Нам пришлось уволить 25–30 процентов сотрудников. Но в 2012 году увольнять персонал мы не собираемся, хотя намерены повышать эффективность компании путем ликвидации ненужных рабочих мест.

КОМЕНТАРІ (0)